ФОРУМ: КАРЕН ДЖАНГИРОВ :: ГРУППА
FAQ Поиск
Профиль Войти и проверить личные сообщения
Регистрация Вход
"БЕЛЫЙ КВАДРАТ - У"
Начать новую тему   Ответить на тему    ФОРУМ: КАРЕН ДЖАНГИРОВ :: ГРУППА "МЫ" БЕЛЫЙ КВАДРАТ - У
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
К.Д.
Site Admin


Зарегистрирован: 20.08.2005
Сообщения: 8759

СообщениеДобавлено: Вс Авг 09, 09 1:41 pm    Заголовок сообщения: "БЕЛЫЙ КВАДРАТ - У" Ответить с цитатой



БЕЛЫЙ КВАДРАТ УКРАИНЫ


В далеком 88-м, когда русский верлибр, уже набрав критическую массу, был готов для выхода на орбиту большой поэзии,
в Москве была создана группа поэтов (группа «особого назначения»), с целью разрыва многодесятилетней блокады вокруг свободного стиха и его последующего становления, как полноправного жанра русской поэзии. Под эгидой организованной мной группы «БЕЛЫЙ КВАДРАТ» была издана одноименная книга, включившая в себя тексты четырех поэтов – ныне покойных Аркадия Тюрина и Владимира Бурича, а также Вячеслава Куприянова и автора этих строк. С выходом первого в СССР группового сборника свободных стихов весть о верлибре прокатилась по всей Руси, а заодно и по прочим бывшим советским республикам. С зоной молчания вокруг неканонической формы стихосложения, усиленно охраняемой литературными бонзами тех времен, было покончено однажды и навсегда. Выйдя из подполья, верлибр стал неудержим в своем мощном движении, и любые попытки воспрепятствовать этому движению только придавали ему дополнительное ускорение.

Подбирая название для первого сборника верлибров, я исходил из ряда позиций, главной из которых была – ассоциативность мышления: белое пятно на карте русской словесности, окно в даль, плацдарм нового и т.д. Название сработало, выстрелив
в самое яблочко, и также внесло свою лепту в достижение поставленной цели.

Сегодня, предваряя тексты четырех украинских верлибристов минувшего столетия, я не нахожу более точного названия для их спонтанно сложившейся группы, чем то, что уже однажды было использовано – «БЕЛЫЙ КВАДРАТ», с небольшой модификацией («БЕЛЫЙ КВАДРАТ - У»), указующей на его этническую и географическую принадлежность. Несмотря на то, что за этой группой прочно, однако, совершенно неправомерно укоренилось название - «Киевская школа поэзии». Неправомерно, потому что Объединение ее представителей по определению не являлось школой. Все они работали в совершенно разной манере, настолько разной, что любая попытка сведения их техники письма, а равно и содержания, к одному знаменателю более чем некорректна. Роднило их только одно – причастность к одному и тому же жанру словесности, к верлибру. И ничего более.

Украинская «версия» «БЕЛОГО КВАДРАТА» представляет собою классический андеграунд, в отличие от - московского, сколачиваемого вручную литературными и не только литературными бонзами (в том числе, и Большой Конторой) для заполнения объективно существующей ниши подконтрольным и управляемым ими «элементом». На Украине такого «карманного» андеграунда не было. В нем и необходимости не было, с учетом того, что по ряду причин украинская литература не являлась так называемым «агентом влияния».

Была ли у киевской группы возможность какого-либо прорыва? Разумеется, нет. И не только, и даже не столько из-за очевидного отсутствия в их рядах жесткого харизматичного лидера, сколько по причине литературной ситуации в целом,
еще прочно удерживающей занимаемые ею высоты. Канонический стих, уже изрядно уставший от самого себя, еще не достиг очевидной для всех степени эстетической исчерпанности, что делало крайне затруднительным хотя бы частичную замену его верлибром.

Однако, то, что происходит сейчас (а точнее, не происходит) вызывает крайнее удивление. Ведь и сейчас, когда сняты все барьеры, имена четырех прекрасных украинских поэтов остаются неизвестными широкой читательской аудитории. Речь идет
об украинской аудитории, о российской же и, вообще, нет речи, хотя бы потому, что никто доселе не удосужился перевести эти маленькие шедевры поэзии на русский язык.

Таким образом, данная публикация является первым широким представлением «БЕЛОГО КВАДРАТА – У» (80 текстов) в русской «версии», и пусть это только инетовская версия, тем не менее, начало положено.

И, прежде всего, благодаря моей ученице Квенте (Ольге Рудницких). Именно с ее подачи я впервые ознакомился, а вернее, столкнулся с творчеством представляемых ниже поэтов. Именно она предложила моему вниманию несколько текстов Григорьева и его сотоварищей, и мне их оказалось вполне достаточным, чтобы мгновенно увидеть действительный их масштаб. И, наконец, именно Квента осуществила самое главное – перевод их текстов с украинского на русский язык, без чего данная публикация была бы невозможной. Осуществила на очень высоком уровне, и я вправе сиё утверждать, потому как отслеживал
и фильтровал работу Квенты, имея в своем распоряжении предоставляемые ею не только сами переводы (как правило, в нескольких вариантах), но и оригиналы текстов на украинском языке (что с учетом моего не самого плохого знания этого удивительно «певчего» языка имело особый смысл), а так же, так называемые подстрочники.

Истинная поэзия не нуждается в комментариях. Мы и не будем ничего комментировать, а просто взойдем на эту новую для нас Вершину, имя которой все то же... Верлибр.

К.Д.




«БЕЛЫЙ КВАДРАТ – У»

Составление – К.Д, перевод – Квенты



Михайло Григорів


* * *

положите
положите меня
на зелёный капустный
лист
и
напротив горы
пахнущей растениями
и зверятами
и
напротив окошка
над птицей


* * *

еще дерево
без конца
и начала
светает

еще заполняет
собственные
причины
пространства


* * *

сказать
о фиалковом покушении
(стеклянной коннице сумерек)

о кораблях
от другого
берега


* * *

скатилось побережье

и
наименьший
разрез
не выщербился
в собственной тени

и название
замурованных праздников
прячет
в руинах светлячков
память
нетронутых красотой
крыльев


глухие равнины имён

сады безродные
(разве упомнишь прикопанную славу
арены?)

(кто под деревом стоит?)
(кто молчит в молоке охраны?)

птицы без крыл
без касанья пространства
и еще в родниках
взвешенного угля
зеленеют


терновые бухты

без панциря
без света
расплетенного
собиранием глины
облегают незакрытые
веки костров

без белого удивления слова
словно старение снега
минуешь ступени птиц


южная школа изгнаний

ленность
(во времени года чужбины)

знаки ветра
(вдоль плоскогорий палатки)

и все
кто идёт
(куда вписано пробужденье причин?)
несут
перерастающие
длину реки
скелеты
стремительных бабочек


застегивая панцирь

ты там
где нет вырастания
но рекой
замороженный корень
ведут

ты там
где круглые угли
ничего о тебе не скажут


зерно в неволе

словно прячет дары духа

будто слышит
от людского чела вскрики погони
но уже холодна колыбель

или тут праздники
без белого духа пчелы
полеты без взлетов?

вдоль терпения
забыла себя
распростертая улыбка зверят


немного наших песков

в чужбине душ
вздрогнуло творение текучего зверя –
взвешенной птицы
изгнанный
водопад


перемещение весов

светает пустыня
в разливах
листка

западня
в проймах поиска

в привилегиях пены
спрятанное
изречение
глины


семена коры

зеленеет с пригорка
охрана
зеленых источников

над оградой гнезд
предрассветность
юркой
птицы


молчаливые глубины

покушение бессловесной глины

башни
в обломках
текучего племени
рассветов

птицы
стиснутые дождями


длительность

надпись
о вызревании берега слабости

зона отверстий в пространстве

ожог нежного взлета
в молитвах
умытых
зверят


в гуле бронзы

вместо игрушек
рисуют смерть
ключей


в воротах открытых

растянутые воды

вскрик имени в тишине

провал в величии
отточенных
пустынь


и нисходит присутствие

в хранилищах отчаянья
рисуют
о человеке
без руин


перетекание

такое одиночество
словно
останки мелей
без названий


и летела птица

твои дети –
и опоры
без песков
сожженная боль дерева
и промежуток меж травами


без соломинки извести

молчание
заслоненного цвета –
это история
про выгон
светлячков
закланных


вырастание

иль зов следов
словно цветка
разломы

иль стертые
начала
невидимой
воды


еще до вас

словно роднички сна
изгнанные склоны сада

словно искать
высоту круговоротов
бескрайних
букашек


венки непрерывно

течет
без воли руин
зеленое оружие берега


отпечатки за отпечатками

притихшее пламя
как остатки
безбрежности

по ту сторону пения
лежит
прерванное окошко
на свалке
парусов


на уровне рассветов

как брошенные
числа –
обломки
оборванных вод

и птица отовсюду


в высоту дерева

зеленые тайны письмен

зеленые чары памяти

зеленые шири
отсутствия

зеленые рыбы сумерек


и грозы без мелей

огни и огни
и огни
больного дерева
и никто не останавливается


не выйти из круга

словно
сворачивать ветер

словно
переписчики бабочек
замерли




Василь Голобородько


Девичье имя

Сказала мне угадать твое имя
но я никак не мог угадать.
Сначала назвал я тебя водою,
говорил: идти за тобою,
как за водой речною, - и не вернуться,
но ты говорила, что ты не вода.
Говорил: трава – смеялась, а я объяснял:
ты, как последняя травинка на поляне,
светишь мне зеленым фонариком,
чтоб я тебя нашел.
Признайся, может тебя птицею звать,
потому что когда я целую, то руки – словно ловили бы
птицу, летающую над твоей головою!
Никогда не угадать мне имя твое,
как не угадать ничего о тебе,
потому что я знаю только про воду, траву и про птицу.


* * *

Шел снег,
ты протягивала ладони,
тихие и ласковые, как две снежинки,
к моему лицу.
Я заглядывал в них,
надеясь увидеть там
золотые зерна радости
(когда-то твои руки были просто золотыми
от этих зерен радости),
но не увидел их.
На твоих ладонях,
тихих и ласковых, как две снежинки,
я увидел печаль,
которая была ни на что не похожа,
просто была печалью.
(Печаль ни с чем не сравнить –
всегда будет печалью).
С какого-то времени ты приносишь мне
только печаль, только печаль.
И об этом узнал я, когда шел снег.


Осенняя мозаика

Осенью деревья похожи на глиняные горшочки,
в которых колышутся стеклянные цветы неба.

Осенью дома становятся белыми-пребелыми.

Осенью часто открываются окна,
чтобы в комнаты текли улицы
с прохожими, автобусами и деревьями.

Осенью люди внимательно прислушиваются,
как перекликаются высокие гуси.

Осенью человеку с тремя яблоками в сетке
дорога к больнице
кажется долгой-предолгой.


* * *

В этом городе я почувствую, что кого-то нет.

Самовольно займу телефонную будку
и стану звонить во все концы города,
но будут мне отвечать
мои знакомые (которым я перебил весь утренний кофе),
оповещая, что живы они и здоровы,
но я же знаю, что кого-то здесь нет,
и туда не позвонишь никак.
Загляну во все подъезды, квартиры,
общественные организации – надеясь встретить
того, кого нет.
Поднимусь над городом, спущусь в метро
и не найду.
Пойду в кино и на танцы,
пойду под окнами высоких домов,
пойду в магазин детских игрушек,
но нигде никого не найду.

И тогда я узнаю, что в этом городе
нет меня самого.


Песенка

Во время встречи на незаметной тропинке,
где только заяц пробегает,
я ничего не скажу
и ты промолчишь,
но будешь бояться, чтобы не стать
от моего ласкового взгляда
травой.


Автопортрет

Рожденный жить в селе –
больше времени провожу в городах.
Рожденный жить один –
больше бываю в толпе.
Хочу покоя –
имею пустые хлопоты.
Смотрю в колодец, чтобы увидеть камни на дне, -
вижу себя самого.
Ищу всю жизнь собеседника –
курю сигареты.
Жду праздников –
лучше всего чувствую себя накануне.


* * *

Деревья в тот день
забыли, что существует сила тяготения, -
одно за другим
вылезали с корнями из земли
и медленно падали в небо.


* * *

Целесообразнее всего копать на этом месте
глубокий колодец
а не строить высокую башню
чтоб увидеть где есть вода


* * *

старый человек
маленьким мальчиком
заглядывал в дупло
старого дерева
из любопытства к тайнам
мира

теперь лицо старого человека
это старое дерево
из дупла которого
выглядывает маленький мальчик
в глазах которого
вместо любопытства
страх


* * *

Одним новогодним вечером
увидит девушка на елке,
пахнущей песнями и танцами,
среди бумажных лошадок,
пасущихся на зеленом елочном поле,
мои глаза,
которые будут висеть на нитке
и смотреть на людей
танцующих вокруг этой елки.
Она заглянет в мои глаза:
и не увидит в них ничего,
то есть увидит дно, словно в пустой кружке,
и ничего больше.
Она очень рассердится,
потому что хотела увидеть в новогодний вечер
в моих глазах,
висящих на нитке,
очень-очень много чего,
но не увидит в них ничего.
Она сорвет глаза с елки
и бросит их вниз
под ноги людей в танце вокруг этой елки.
А мои глаза,
которые висели на нитке,
даже не заплачут от того,
потому что они были пустые
и в них было заметно дно,
как в пустой кружке.




Виктор Кордун


* * *

За три солнца садится день –
мы свет заклинаем
вернуться к нам
с образами дней минувших
и летоисчислений, и деяний и ликов.
А может, и мы сами
когда-нибудь вернемся
белым светом.


* * *

Брус отчего порога
пустил росток
за нами вслед.


Старые деревья

Истончаются
их тени.

Прыгаю за листом –
он долго-долго
кружится день за днём
над головой –

ловлю
и открываю пригорошню –
уже пустую.


Из цикла «Дозревшие вина»

5

В аллее, где тополя
никому не являли лиц своих душистых
сквозь множество зеленых рук,
где равнодушно не раз без вреда
одна через одну шныряли птицы, -
теперь, в полете встречном, рассыпались на смерть!
и увидел: среди совсем одинаковых
только у одной сердце!


Из цикла «Древние криптограммы»

5

Хотел я
зажечь целый мир,
чтобы он пламенел, бушевал, летел, -

но занялись
только свечи.


8

Митинги, призывы, плакаты,
Ежедневные манифестации, -
Народ толпится вокруг . . .

Кажется, я уже видел
такое давно –
с Вавилонской башни.


12

Слышу снова :
в каждой из вещей –
то тут то там –
начинается
тихая Тайная Вечеря


14

Вокруг солома и паутина,
но целого паруса
нам не дождаться.


16

Мороз узорчатый
за дверьми со двора, -
двери потрескивают страшно:

никак не протиснется
кто-то огромный и белый,
но совсем невидимый
в дом.


20

Тень полета

Так долго
не думал я
о твоем лице,

что даже медленно, медленно
лепестки георгины
опали с него.

Беззащитны лицо твое и глаза,
теперь словно тень полета
предзакатная, -
ее поймало дитя
вместе с мячем
оранжевым


Элегия

Как только ты заводишь песню –
так сразу исчезаешь с глаз,
действительно тебя не вижу:

разливаешься в песне.

Когда появляются исчезнувшие волны,
точно так же становится невидимым
спокойное глубокое море.

Но ты пой и пой
над притихшим лугом и надо мною
про мою мгновенную гибель
как-то пополудни, -
не услышанную мной и никем не замеченную, -
непостижимое и тихое возвращение:
к себе,
домой. –

Эта песня всегда про мою прерывность.

Но разве не тогда
в предвестье времен, преумножении расстояний,
когда ты передо мной раскрылась,
вышел, женщина, из тебя этот мир
и бесконечно-бездонно
стал между нами?

Ты пой и пой,
а я молча подумаю,
возможно ли совсем одолеть те просторы,
или растает мир без следа,
если войдем мы друг в друга,
в тот Рассвет,
пришедший через тебя, -

но каждый раз ты сама исчезаешь
и всегда оставляешь мне
лишь другую.


* * *

У Господа-Бога много путей –
для каждого из нас.

И каждый должен пройти
только одним единственным:
своим.

Никого нет впереди,
Никого нет позади.

Смело ступай по небу, -
уже сквозь тебя светит солнце,
а тучи плывут под ногами
и ночуют в тебе.




Николай Воробьёв


* * *

Когда вещи спят мы их видим
Мы даже можем к ним приблизиться
Словно забираем с собой
но вот они проснулись -
мы исчезаем
это мы не знаем о них ничего . . .


* * *

Если этого всего не знать
то можно всю жизнь наблюдать за птицами
и это никогда не надоест


* * *

Раненому изнутри некуда спрятаться
ведь нет уже середины
освещая свет заслоняет формы
формы без вещества:
дуновение ветра укрытого другой серебристой стороной листа . . .


* * *

Нас трое а теней пять
я не знаю кого из нас нет
говорят время собирать камни
но я их никогда и не разбрасывал


* * *

кто сильный тот один
кто один того убивают . . .


* * *

чтобы дальние увидеть горы
нужно чтобы ближние закрыл туман


* * *

Жить это значит быть не тем кто ты есть


* * *

Тропинка босая потому что шелестит сама по себе


* * *

Развивайте то что не существует
Только так вы развиваете дух
Шестикрыл – невероятное состояние равновесия
Это – видение всего одновременно . . .


* * *

Если с утра до вечера ночь
то идешь и покупаешь ракушку
и слушаешь ее
ракушка – это идея света чтоб иногда было где отдохнуть свету


* * *

Вижу ночью в самых темных местах собралось серебро
Может это конь пьет воду? . . .


* * *

Сегодня я строю корабль
который никому не нужен
Но мне нужно время для того чтобы строить корабль


* * *

Речка и мятник над нею
Чтоб ими стать нужно без названия родиться . . .


* * *

Годы свет забирают
а мне оставляют меня . . .


* * *

Если раб не жаждет побега то он и не раб
вот почему лабиринт пустой и темный


* * *

Дерево шумит листьями
а лес деревьями


* * *

Свет тайны темный


* * *

Каждый из нас был настолько испуган
насколько он был человеком . . .


* * *

Несчастный – это другой
и ты ему помогаешь . . .
но помня о твоей помощи он погибнет –
если не погибнешь ты . . .


* * *

Есть два пути любви :
когда просто приближаешься
и когда приближаешься отдаляясь . . .


* * *

Абсурд не поддается излечению
он чистый


* * *

Тогда мы эмигрировали каждый сам в себя
кто не эмигрировал тот никем не стал
поскольку никогда никем не был


* * *

Любить чистое – обманываться им
чем выше горы – тем одежды тоньше


* * *

двери были открыты
потому я не заметил как мимо прошел

белый снег –
поэтому и без названия. . .


* * *

человек плачет –
потому что жесток


* * *

пирамида:

моя комната постепенно
наполняется бабочками –
чем дольше ночь
тем больше бабочек . . .

вместив всех
дно становится вершиной . . .


* * *

чтобы охотиться на бабочку
нужно стать бабочкой
если ты можешь стать бабочкой
только ты можешь охотиться
на бабочку . . .

охотясь на бабочку –
ты охотишься на себя . . .


* * *

опоздание бабочки:

бабочка не может опоздать
потому что - давно уже бабочка

начало воды
там где нет воды . . .


* * *

Бабочка пролетела
какой она была?
Если бы я оглядывался на все прошедшие богатства
Уже бы ночью стал . . .


* * *

Ничего не знаю
Ничего не знаю
Ничего не знаю
Ничего не знаю
Ничего не знаю
Вот так и теряется жемчуг . . .





© К.Д., Ольга Рудницких, 2009







Последний раз редактировалось: К.Д. (Чт Авг 31, 17 3:28 pm), всего редактировалось 15 раз(а)
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
К.Д.
Site Admin


Зарегистрирован: 20.08.2005
Сообщения: 8759

СообщениеДобавлено: Сб Сен 12, 15 3:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



    ЕЛЕНА ПАВЛОВА


    Бог устал.
    Он спустился на землю в образе человека,
    в обшарпанной куртке и стоптанных башмаках
    сел на скамью под широким кленом
    на углу самой лучшей на свете улицы,
    стал смотреть на людей, улыбаясь, но
    они его не узнавали.

    Кто-то, идущий мимо,
    бросил монетку в его ладонь.

    «Спасибо. – сказал Бог, - Я люблю тебя!»,

    Но человек, смущаясь, отвел глаза,
    ибо не смог ему ответить тем же.




    Перевод К.Д.






Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    ФОРУМ: КАРЕН ДЖАНГИРОВ :: ГРУППА "МЫ" БЕЛЫЙ КВАДРАТ - У Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

 
(c) 2005, КАРЕН ДЖАНГИРОВ :: ГРУППА "МЫ"